Газета «Вестник»
Архив

№ 19 (696)
14 мая 2004


Заголовки в формате RSS

Путешествие в Майами


Спасение

Пишу эти строчки через несколько часов после приземления самолета в аэропорту Рейган в Вашингтоне. Практически целую неделю я была в Майами (штат Флорида). Там проходили одновременно три форума — ежегодная конференция Американской ассоциации суицидологии, конференция кризисных центров США, а также совершенно уникальная конференция-встреча для членов семей, которые понесли утрату в результате суицида.

Общее название, скорее девиз,- 'Работая вместе — спасаем жизни’. Собралось огромное количество народа со всех штатов: психологи, социальные работники, волонтеры. Приехали ученые из Канады, Испании, Франции, Великобритании, Тайваня. К большому сожалению, я была единственной из России. Меня не покидают удивление и вопрос — в Москве давно существует Российский научно-методологический центр суицидологии, но его представители не поддерживают научные связи с американскими суицидологами, хотя, конечно, здесь есть чему поучиться. Меня гложет белая зависть — столько организаций работает в области превенции суицида, столько выпускается буклетов, материалов с одной-единственной целью — сократить количество суицидов в стране. SPRG (Ресурсный центр превенции суицида), SAVE (дословно — спасение, а расшифровывается как 'голоса осведомленных в суициде в системе образования’), NCSPT (Национальный центр обучения профилактики суицида) — это только небольшая часть организаций национального масштаба. А сколько их в каждом штате! Хотя, по официальным данным, общее количество суицидов в США примерно в три раза меньше, чем в России (сравните: 10,8 человека на 100000 населения в США и 29,8 человека на те же 100000 в России.)

Меня принимали замечательно. Многие люди, совершенно незнакомые, подходили и начинали разговор типичным английским вопросом: 'How are you, Olga?’ Да, начало разговора вполне традиционное, но откуда они знают мое имя? Оказывается, журнал американской ассоциации суицидологии опубликовал небольшую заметку 'Американская ассоциация суицидологии принимает в гости российского ученого’ с моей фотографией. Журнал представляет меня следующим образом (цитирую): 'Ольга Ефимова является председателем Ульяновского отделения Российского психологического общества. Одновременно она является научным руководителем Центра реабилитации подростков, а также доцентом кафедры социальной психологии Ульяновского государственного университета’. Моя основная социальная роль упоминается как бы между прочим. Я уже не раз сталкивалась с тем, что американцы гораздо большее значение придают общественному статусу человека и его деятельности в некоммерческих негосударственных организациях. Заметка заканчивалась словами: 'Мы с большой теплотой принимаем Ольгу в нашу семью и надеемся, что участники конференции в Майами будут иметь возможность встретиться с российским ученым и наладить с ней научные связи’. Так как журнал входил в раздаточные материалы, все участники конференции прочитали эту заметку и, конечно, узнавали меня и начинали разговор. Не скрою, такое внимание к моей персоне было весьма приятно.

Hot line

Трудно было определиться с выбором — какие секции посещать, так как одновременно предлагалось 15. Одним из интереснейших мероприятий конференции было посещение Кризисного центра Майами. Он расположен на десятом этаже одного из зданий в центре, и из его окон открывается панорама 'магического города’. Имея непосредственное отношение к созданию 'Телефона доверия’ в Ульяновске и Самаре, я живо интересовалась всеми подробностями организации оказания помощи в Майамском центре. На телефонной линии (’Hot line’ — горячая линия) работают в основном волонтеры. Рабочее место каждого консультанта представляет собой отдельную кабинку с телефоном и компьютером. Обучение волонтеров длится 60 часов. Так как проблема психологического сгорания существует независимо от страны и материка, в среднем волонтеры работают на телефоне год-два. Очное консультирование ведут дипломированные специалисты. Одна из заповедей 'телефона доверия’: консультант должен оставаться только телефонным консультантом — широкой публике его лицо показывать нельзя.

Аукцион Кэмпбелла

Конференция закончилась банкетом, отличавшимся от наших послеконференционных застолий двумя моментами. На столе не было ни капли спиртного. Те, кто хотел что-нибудь покрепче, шли к барной стойке и покупали себе алкогольные коктейли. Прямо на банкете устроили аукцион, на который были выставлены картины, ювелирные изделия, стекло и керамика. Весь процесс купли-продажи сопровождался шутками и комментариями замечательного ведущего аукциона профессора Кэмпбелла. Участники конференции приобретали выставленные вещи, волонтеры сразу же подбегали к выигравшему с ручкой, и победитель подписывал чек. Все деньги с аукциона пошли в фонд ассоциации суицидологии.

Метробус

Сам Майами живет исключительно туристическим бизнесом. На каждом шагу — отели, рестораны, кафе. Из всех новшеств и современных достижений города меня в наибольшей степени поразил метробус. Представьте себе рельсы, проложенные на расстоянии 15–20 метров от земли. По ним бегает трамвайчик, совершенно бесплатный для пассажиров. Дважды прокатившись, я вдруг заметила, что вагончик без водителя. Ну и ну! Трамвайчик, как ковер-самолет, сам подъезжает к станции, сам запускает пассажиров, сам продолжает свой путь.

Кордато в чикито

Население в основном испано-говорящее, иногда знающее два-три слова по-английски. В первый день моего пребывания в Майами после полета решила перекусить. Сижу в кафе, ко мне за столик подсаживаются двое мужчин и молодая женщина. Один из мужчин начинает разговор и выступает как переводчик. Выясняется, что его друг из Сальвадора, а женщина — из Гондураса. Все живут в Майами, и только один из них владеет английским. Латиноамериканский колорит сказывается во всем, песни звучат на испанском, в кафе и ресторанах предлагают латиноамериканскую пищу.

Гид, сопровождавший нас на экскурсии по городу, посоветовал обязательно попробовать кубинский кофе — 'кордато’. Когда на следующий день в кофейне я попросила сделать мне этот кофе, бармен подал маленький, с наперсток стаканчик — 'чикито’. На мой вопрос, а почему так мало, ответил, что кофе очень крепкий. Но вку-у-сный!

Маленькая Гавана

В один из дней девушки-студентки пригласили меня посетить вместе с ними 'Little Habana’ (маленькую Гавану), так называется район Майами, где живут эмигранты с Кубы. Начинается район с мемориальной зоны, построенной в честь тех, кто воевал против режима Фиделя Кастро. Первая достопримечательность, которую мы посетили, была настоящая маленькая фабрика по производству знаменитых кубинских сигар. Рабочие (мужчины и женщины) складывают в стопку табачные листья, предварительно тщательно их разглаживая, плотно их сворачивают, не оставляя никаких просветов. Потом сигара прессуется и сушится. К сожалению, фотографировать не разрешается. Но на вопросы менеджер фабрики отвечал охотно. Узнав, что я из России, стал говорить, что все люди маленькой Гаваны, с 1959 года живущие в эмиграции, просто обожают Михаила Горбачева, так как именно он прекратил поставки всевозможных товаров и природных ресурсов на Кубу. Так же горячо они ненавидят Кастро и мечтают о падении его режима.

Другая достопримечательность — парк 'Домино’ с множеством столов, за которыми с азартом 'режутся’ в домино люди пенсионного возраста, как пожилые мужчины, так и женщины. Четверо старичков пригласили меня сфотографироваться с ними и с удовольствием позировали перед камерой.

Побывали мы и в кубинском ресторанчике, заказали семь блюд и втроем попробовали каждое из них (это принято в американских ресторанах), с удовольствием выговаривая певучие испанские названия. Понравились маленькие пирожки из кукурузной муки — тамал, суп из курицы и гороха — гарбанзо. Традиционным гарниром здесь считается 'sweet plantain’, некоторая разновидность поджаренного банана, похожего на нашу картошку фри, только сладкую. Другое блюдо — маланга, приготовленное из юки и напоминающее нашу пареную репу, было совершенно безвкусным.

Сафари

Одним из культурных мероприятий в рамах конференции был Сафари-тур или посещение фермы аллигаторов. Нас привезли в Национальный парк США, хотя этому участку земли больше подходит название 'болото’. Мы заняли места на непонятной конструкции (что-то среднее между катером на воздушной подушке и вездеходом) и поплыли-полетели по просторам огромного водного пространства. Иногда воду практически не было видно — сплошная осока и камыши. Шкипер, он же экскурсовод, ориентируясь на какие-то только ему известные признаки, внезапно останавливал катер и издавал странные гортанные звуки. Справа и слева от бортов стали высовываться морды аллигаторов. Женщины, естественно, взвизгнули, но потом дружно защелкали фотоаппаратами.

После путешествия состоялось небольшое представление и рассказ о жизни аллигаторов. Никогда не думала, что этих холоднокровных тварей можно дрессировать, но на определенные звуки аллигатор поднимался и шел за дрессировщиком. В дополнение к острым впечатлениям в кафе мы не удержались и попробовали шашлык из мяса аллигаторов. Вкусно, напоминает нежное мясо курочки.

Пляж

Наонец-то я окунулась в лазурный Атлантический океан! В последний день конференции мне удалось выбраться на South Beach (южное побережье Майами) и покачаться на волнах. Вода 25 градусов, и даже не верится, что на календаре только 17 апреля. Солнце в Майами очень вредное, сказывается близость экватора. Загорать рекомендуют очень рано утром или ближе к вечеру. Вечером, когда участники конференции приехали на побережье, всех неприятно поразило огромное количество пустых бутылок от напитков на песке. Эта картина была нетипичной для чистой и ухоженной Америки. Мне же живо напомнило волжский пляж.

Кафе

Вечерний южный берег представляет собой череду ресторанов и кафе, в основном с латиноамериканской кухней, следующих друг за другом. Ты идешь по тротуару между столиками сотен жующих людей. Хотя надо отметить, кафе — не только достопримечательность Майами. В любом городе вечером все кафе и рестораны заполнены, создается впечатление, что любимое увлечение американцев — это поглощение пищи, более 50% имеют избыточный вес. Но одно дело об этом читать, другое дело видеть на улице толпы не просто полных, а тучных людей. Очень много полных ребятишек, привыкших с младенческого возраста потреблять сэндвичи необъятных размеров. Единственное преимущество, как я шучу, их не дразнят в школе. Какой смысл давать обидные прозвища, если половина класса состоит из пухленьких и жирненьких.

Несмотря на множество впечатлений, я с удовольствием возвращалась в Вашингтон, который встретил меня цветущей сакурой и разноцветьем тюльпанов.

Предыдущая статья  Следующая статья
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2021